Benois de la danse 2019 в Год Театра

размещено в: STAGE | 0

Этот год в России объявили Годом Театра, соответственно, программу Бенуа решили подобрать частично театральную — целых три танцевальных номера в исполнении артистов Театра им. Вахтангова (по Пушкину, Толстову, Шекспиру), один по Достоевскому в исполнении Ольги Смирновой, две «Дамы с камелиями» и столько же «Орфея и Эвредики» Ноймайера и кусочек из «Волшебника страны Оз» балета Канзас-сити.

«Щелкунчик. Перезагрузка» фото М.Логвинов

Однако, намного интереснее было смотреть работы победителей-хореографов этого и 2017 года (а именно, Шпука, Ридмана и Пайт) и то немногое из современной хореографии (в смысле, не классики во всех смыслах). Это отрывок из постановки «Зимний путь» Кристиана Шпука (Цюрихский балет), где хореография настолько колкая и холодная, что можно не держать в голове мистично-аскетичную сценографию этого балета. Призовую работу «Дуэт с индустриальным роботом» Фредрика Бенке Ридмана (Стокгольмский городской театр) не смогли показать на сцене Большого — робот весит тонну (вспоминается другой швед, чье озеро из 2000 литров не смогли залить туда же). Поэтому на фестивале показали фрагмент из балета «Щелкунчик. Перезагрузка«, где хип-хоп с элементами крампа миксуется с нечеловеческой гибкостью исполнителей — будто и правда массаж делают кукле. Хореографию Кристал Пайт исполнили танцовщики компании «Хаббард Стрит Данс Чикаго»  Майкл Гросс и Андрью Мёрдок. В дуэте «Другой ты» (2010) под Лунную сонату танцовщики, один тень другого, безостановочно манипулируют друг другом, пока в кругу света не остается один.

«Зимний путь»
фото М.Логвинов

 

 

 

 

 

 

«Другой ты» фото М.Логвинов

Кубинец Абель Рохо из компании «Мальпасо» показал миниатюру чисто современного танца «Моя сцена всегда со мной» на музыку Сати «Три гносьенны«. Он заведомо ограничил свои передвижения по сцене четырьмя квадратами, которые переставлял в разных комбинациях и танцевал только на них, тем самым держа внимание зрителя «а как же здесь он будет двигаться?» Такой танцевальный Твисстер выхватывал прямоугольник света, и таких прямоугольничков набралось несколько в процессе перемещения и было видно каждый в  отдельности — и здесь он потанцевал, у даже на этом маленьком клочке света. Что доказывает — хорошему танцовщику ничего не мешает, даже отсутствие простора для танца.

«Моя сцена всегда со мной»
фото М.Логвинов
«Моя сцена всегда со мной»
фото М.Логвинов

Хороша была музыка Кейт Уитли из балета «Пламя«, которую та и исполнила на сцене на фортепьяно, пока солисты Национального балета Нидерландов Анна Цыганкова и Янгджью Чой исполняли такую же трепещущую как пламя на ветру хореографию Хуанхо Аркеса. Но прекраснее всех была Мария Кочеткова, исполнившая хореографию Морау «Дегунино» (неужели район Москвы?) на произведение «Царю небесный» Александра Кнайфеля. Совершенно отточенные и немного марионеточные движения вызывали ассоциацию полной покорности перед Творцом. И суперпрекрасен был Даниэль Камарго в соло «Огнедышащий» Козельского — такой ответ Полунину с его Take me to church.

«Пламя»
фото М.Логвинов
Мария Кочеткова (фото Е.Пушкина)
Даниэль Камарго ( фото Е.Пушкина)

В целом фестиваль показал, что у танца есть свои собственные выразительные приемы, которыми если правильно владеть, то можно создавать невероятные вещи, и к которым необязательно и не всегда нужно примешивать театральные.

Текст: Нина Кудякова

Фото: М. Логвинов, Е. Пушкина