БЕРЕДЯТ УМЫ… ТАНЦАМИ/10th Avenue — танцкомпания Ставрополя

размещено в: DANCING PEOPLE, STAGE | 0

Как развивается современная хореография в самом консервативном регионе России – на Северном Кавказе

Сто лет назад Айседора Дункан «бежала из Европы от искусства, тесно связанного с коммерцией» и создала свободный танец, возвестивший начало новой эпохи в истории хореографии. По сей день новаторы во всем мире следуют по пути Дункан – пути, на котором «движения существа горбатого, но одухотворенного внутренней идеей», ценятся дороже внешней красоты жеста.

Но смелые опыты хороши на подмостках мегаполисов, а каково ставить их в небольшом провинциальном городе вроде Ставрополя, в центре самого консервативного в России Северо-Кавказского региона?

Здесь экспериментировать со стилями, идеями и техниками начали несколько лет назад танцоры команды 10th Avenue. Их искания оказались востребованы. Дебютные спектакли труппы собирали в городе полные залы, пока однажды администратор крупной площадки не отказал артистам в помещении, сказав, что их «непонятные танцы будят у людей воображение».

Казалось, ребятам впору было паковать чемоданы и, подобно Айседоре, бежать подальше от искусства, связанного по рукам и ногам подобными блюстителями «формата». Но они остались. И открыли собственный камерный театр – единственный в своем роде на Юге России.

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Константина Бацоева

В чёрном-чёрном зале

Если храмы часто называют намоленными местами, то площадку, на которой творит театр танца 10th Avenue, можно назвать местом хоть молодым, но весьма «натанцованным». 12 лет на ста «квадратах» учебного зала днями (а то и ночами) напролет проходят классы, репетиции и прогоны, так что, кажется, сами стены здесь пропитаны музыкой, ритмом и энергией движения.

Несколько месяцев назад стены эти подверглись кардинальному обновлению: их задрапировали в черный, так же как задник, пол, потолок и выход в лаунж-зону, очерченный тяжелыми кулисами. Танцевальный зал превратился в «черный кабинет» – Black box – современный формат камерного храма искусств.

На первый взгляд, картинка, словно из детской страшилки: «На черной-черной улице, в черном-черном доме…» Но щелкает выключатель, по «черному кабинету» разливается свет – и ты словно попадаешь в другое измерение, таинственное пространство театра, бесконечно далекое от реального мира, хотя вот он, в полушаге, за плотной портьерой, – с будничным кулером, диванчиком и стойкой администратора у двери.

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Юлии Алексеевой

Смешно – о грустном

В последних числах февраля артисты официально обмыли новую площадку – показом пластического спектакля «Я вдова. И я вдова!».

Хотя афиша уведомляла, что произведение это ироническое, суеверная публика всплескивала руками: «Ах, какое страшное название!» Но, как и «черный кабинет», под светом софитов «вдовушки» раскрылись в неожиданных оттенках и глубине. Вместо пафоса и надрыва зритель увидел тонкую, скрытую насмешку, вместо замогильного трэша – нетривиальную трактовку любовно-треугольной истории, самым грустным в которой оказалась не смерть, а жизнь героев.

Почивший в бозе двоеженец, оживший в воспоминаниях супружниц, на первый взгляд не внушает симпатии: безвольный малый покорно идет за нелюбимой женщиной на подвенечный эшафот, а там бросает ее и сбегает к другой. Но в личном монологе он предстает совсем иным: обнаженный человек в черном пространстве кажется тотально

теплым, живым и уязвимым перед лицом своих женщин – чудовищ из ночного кошмара, для которых он лишь марионетка.

А те и сами ведут битвы, не видимые миру. Первая, в миру соблазнительная кокетка, оставшись одна, затевает войну с собственным пиджаком: то ли не по размеру пришелся, то ли не к лицу. Претензия к вещице кажется странной, пока не понимаешь: больно красавице от того, что с чужого плеча у нее не пиджак, а вся жизнь.

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Юлии Алексеевой

Другая, уж кажется, точно знает, чего хочет: надо будет – и коня на скаку остановит, и принца к рукам приберет вместе с избой. Но бой-баба сбрасывает маску – и превращается в тревожную девочку, которая тщетно пытается запустить в небо воздушного змея. Змей не взлетит – крыло порвано, и все равно, уходя в пустоту, девочка заберет бесполезную игрушку собой…

Печально? Не очень, ведь актеры открывают истинные лица героев и рассказывают о невозможности увидеть мир одинаковым с такой долей самоиронии, что вместо всхлипов в зале то и дело слышится смех.

«Эта история о женщине и о другой женщине, о мужчине. О грусти, о разной любви, о характерах. О ненависти, счастье и горе. Обо всем, над чем лучше посмеяться, потому что смотреть на все в мире ироничным взглядом, скажем так, безопасней», – говорят о «Вдовах» сами артисты.

Их в спектакле задействовано трое: Анна Козловская, Эдвард Козловский, Ирина Кононова. Танцовщики, чей профессионализм отмечен победами на множестве чемпионатов, фестивалей, конкурсов, баттлов. Преподаватели ставропольской школы современных танцев, с которой начинался их путь в театральное пространство.

Фото Юлии Алексеевой dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Юлии Алексеевой

От школы – к театру

Школа танцев 10th Avenue открылась в краевой столице в 2005 году. Уже через полтора года ее воспитанники выиграли чемпионат мира в направлении «уличные танцы», еще год спустя привезли 13 золотых медалей с Международного Кубка стран СНГ. А через несколько лет всем стало тесно: кубкам – на выстроенном под потолок стенде, танцорам – на турнирах, хореографам – в рамках конкурсных номеров. Так студия превратилась в творческую лабораторию, а школа – в театр танца.

Спектакли 10th Avenue – «Правильные души», «Крыша», «Муха в повидле» – проходили с аншлагами в Ставрополе, Краснодаре, Ростове и даже Санкт-Петербурге. В Северной столице артисты показали «Муху» на новой сцене Александринского театра в рамках международного фестиваля танца и театра «OPEN LOOK-2016».

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Дмитрия Тибекина

В том же году хореограф-постановщик труппы Ирина Кононова прошла кастинг в телепроект «Танцы на ТНТ», где задержалась надолго – до финала. А несколько месяцев спустя с коллегами и друзьями уже работала над новым мега-проектом – созданием на базе танцевальной школы камерного театра.

Одновременно коллектив брал новые высоты и множил победы. В Москве вошел в тройку лучших на фестивале экспериментального танца «Ключи». В Питере на международном фестивале экспериментального танца Open your mind стал обладателем премии People’s Choice Award, а на проекте «Сила безмолвия» получил сразу три премии: две – за лучшее мужское исполнение, одна – лучшему хореографу.

Ирина Кононова выступила одним из хореографов команды Егора Дружинина в постановке экспериментального балета «Элен и Эльза», предпоказ которого прошел накануне нового года в международном Доме музыки в Москве.

Ну а в наступившем 2018-м двое тренеров и артистов театра, Анна Козловская и Константин Бацоев, завоевали путевку в Париж на финал мира по уличным танцам, став лучшими в России в направлении «Хаус».

И эта команда профессионалов, по сути, выросла из провинциального кружка самодеятельности.

 

Танцы бередят умы

По образованию участники 10th Avenue не артисты балета, а юристы, экономисты, переводчики. И это тоже особенность современного танца: дорога в профессиональное искусство открыта, даже если в десять лет ты не поступил в хореографическую школу и не прошел все ступеньки академической системы.

Мир распахнут: можно учиться у лучших мастеров, как это делают ставропольские танцоры, и привозить бесценные знания в свои небольшие города, воплощать на сцене, передавать ученикам.

Нет «корочки» – но нет и ограничений, стереотипов, представлений о том, как должно быть «по правилам». Есть спонтанность, свобода, безграничная любовь к танцу и смелость, которая – смотрите! – уже берет города.

Эта дерзость нужна, чтобы смешивать жанры, концепции, музыки, не бояться выглядеть странными, непонятными, корявыми. Потому наряду с традиционной классикой и тренажем учеников школы учат, к примеру, изображать масло, растекающееся по полу, танцевать траву, морскую волну, превращаться в бездну, таять, как снег, и главное – добиваться честного, а не «эффектного» движения тела.

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Дмитрия Тибекина

Судя по тому, что билеты на спектакли 10th Avenue раскупают влет, публике в Ставрополе интересны эти поиски в духе свободного танца. А вот функционерам – не очень, и потому простая задача снять в аренду зал для выступления каждый раз превращалась для артистов в тяжелое испытание.

«Не знаем, почему так, – до сих пор удивляются они. – По сути, ты предлагаешь организации деньги, и тебе еще приходится уговаривать их взять».

Они не бегают по сцене голышом, не пропагандируют запрещенные идеи и вещества. Их спектакли обращаются к глубинному, личному, затаенному в человеке («Крыша» – о девочке, «которая смогла найти дверь в свое воображение и очутиться в самых невероятных ситуациях», «Муха в повидле» – о семье, где все «охвачены иллюзиями, пороками, но сумели вернуть в дом доброту, любовь и уважение»). И все же у тех, кто сидит в кабинетах и заведует залами, эти ребята вызывают опасение.

Думается, дело в «языке», на котором они говорят. Хотя современная хореография существует в России третий десяток лет, в наших краях она остается подозрительной незнакомкой. Отрицание привычных канонов красоты, обращение к философии и психоанализу, стремление к внутренней свободе, иная эстетика, пластика, драматургия выводят новый танец за рамки местного «формата». Отсюда анекдотичные основания для отказов, когда артистов выпроваживали из кабинетов со словами: «Вы понимаете, что будите у людей воображение?!»

 

В Москву! В Москву?

Впрочем, проблемы с арендой у 10th Avenue остались позади. Теперь у труппы есть свое театральное пространство – небольшое, на 60 мест, с профессиональным светом, звуком и разборными трибунами, построенное с помощью друзей и поклонников, поддержавших краудфандинговый проект танцоров (народный сбор средств).

Когда новость об открытии площадки появилась в пабликах, встретили ее в числе прочего и такими комментариями: «Ставрополь – это деревня в культурном смысле. Уезжать надо в столицы – Москву, Питер. И чем скорее, тем лучше. Время и силы – ресурс невозобновляемый, не надо их тратить на заведомо проигрышные проекты».

Такие советы участники 10th Avenue слышат несколько лет и уже порядком от них подустали. Из многочисленных поездок в столицы и за границы они снова и снова возвращаются домой, и, если вдохновляются чем-то, помимо творчества, то уж точно не желанием сменить прописку.

dozado, 10 avenue, танец современный, закавказье
Фото Дмитрия Тибекина

Эти ребята мечтали создать в родном городе маленький частный театр, подобные которым популярны в Европе, где даже в провинции они становятся центрами живой культурной жизни, привлекая туристов и творческих людей всех мастей.

Цель достигнута, и сейчас в 10th Avenue планируют, как будут привозить на гастроли камерные театры из столиц, проводить в «черном кабинете» встречи, премьеры и, конечно, обкатывать свои спектакли – прежде чем ехать с ними на крупные международные фестивали.

Кто знает, возможно, благодаря таланту, упрямству и трудолюбию таких энтузиастов (и воображению, которое они будят у публики), наша «деревня» однажды превратится в один из центров современной хореографии в России. В культурную мекку, собирающую большие фестивали, куда будут пусть не «бежать из Европы»,но приезжать с классами, летними школами и тренингами новые Айседоры Дункан.

Текст: Фатима МАГУЛАЕВА

Фото: Константин Бацоев, Юлия Алексеева, Дмитрий Тибекин | @russiandancephoto