ИНТЕРВЬЮ | DARIUSZ NOWAK | Танец — это актерство, а актерство — танец

размещено в: DANCING PEOPLE, DOZADO LAB, STAGE | 0

В Санкт-Петербурге с 1 по 6 ноября прошел фестиваль современной хореографии «Сила безмолвия». Польский танцовщик и хореограф Дариуш Новак проводил на фестивале воркшоп. Дариуш миксует хип-хоп и современный танец, и добавляет навыки актерского мастерства. По образованию он «актер танцевального театра», в жизни — он неутомимый исследователь танца, который тренируется с утра до ночи и обучался почти у 40 хореографов. Он считает, что танец и актерство неразделимы, и постоянно на практике это подтверждает.

В мае следующего года в Цюрихе на фестивале израильского искусства Дариуш Новак и Дор Мамалиа представят свой дуэт. Дора в качестве хореографа пригласили выступить на фестивале, а он позвал Дариуша, чтобы вместе с ним создать «что-то особенное и красивое». Работа уже идет полным ходом.

Мы пообщались с  Дариушом Новаком о польском современном танце, связи актерского мастерства и танца, фрилансе и новом дуэте с Дором Мамалиа.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

Я вроде как танцманьяк) В Академии я ходил не только на занятия своего курса, но и на классы других курсов.

Ты начинал с хип-хопа,  и потом занялся контемпом. Как это произошло?

 

С 14 лет я занимался хип-хопом на протяжении пяти лет. Даже участвовал в соревнованиях. Потом я поступил в Академию на  современный танец в Польше (National Academy of Theatre Art in Krakow) , и теперь я исполнитель современного танца. Но, конечно, я использую и свой прошлый опыт.

5 лет я учился в Академии на факультете «Современный танец и актерское мастерство». Т.е. помимо танца, нас еще обучали игре на сцене – я еще и актер.

Мое обучение было успешным, поскольку уже на втором курсе меня пригласили поработать ассистентом известного польского хореографа Jacek Luminski. Также я танцевал в его постановке I Love Only and Exclusively In The Whole Heart Incontrovertibly Magdalena. После я работал с разными хореографами и начал ставить свои работы. Одна из них (Three days of snow) имеет успех уже несколько лет, я создавал ее вместе с Anna Mikuła, и мы уже показали ее в нескольких странах – дважды в Италии, в Будапеште, Словакии, Литве и много раз в Польше на разных фестивалях.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

«Танец — это актерство, а актерство это танец».

Ты не только танцовщик, но еще и актер?

 

Да, в Академии нас обучали танцу и актерскому мастерству, так что я могу работать в танцевальных компаниях и в драматическом театре.  Я сам считаю себя больше танцовщиком, потому что мне не очень нравится много говорить на сцене. Но в танце я использую некоторые актерские навыки, чтобы улучшить его. Один мой педагог говорил, что танец это актерская игра, и наоборот, т.е. это одно и то же, просто они используют разные «инструменты». Для меня современный танец это не только движения, это скорее твой образ жизни, то как ты понимаешь свое тело и используешь его, как преображаешь свои недостатки в индивидуальную особенность движения. Здесь помогает актерское мастерство, оно помогает создавать характер движения, способ существования на сцене.

 

Какие актерские «инструменты» ты используешь в своих постановках?

 

Для меня важно, чтобы танцовщик существовал в настоящем на сцене. Он должен быть естественным, но органичным, и здесь помогают актерские навыки – ты должен связывать то, что происходит внутри и вне тебя.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

 

Связано ли это с актерским методом переживания через тело Ежи Гротовски?

Я не принадлежу ни к какой определенной театральной школе, но я знаком с многими из них. По мне, танец — это актерство, а актерство это танец. Моя специализации в Академии была «актер танцевального театра». Нас учили внимательно относиться к деталям нашей роли на всех ее уровнях. Мне кажется, актерское мастерство помогает танцовщику «жить» на сцене. Танцовщик становится посредником, а его движения — посланием. Важно, каким образом движение происходит.

В своих исследованиях Ежи Гротовский упоминал:

Что бы вы ни делали, надо помнить: нет правил, нет стереотипов. Главное заключается в том, что все должно происходить из тела и через тело. В первую очередь, на все, что происходит вокруг вас, должна быть физическая реакция. Прежде чем отреагировать голосом, вы должны отреагировать телом. Если вы думаете, то думайте телом. Но лучше не думать, а действовать, рисковать. Когда я говорю, что не надо думать, я имею в виду голову. Конечно, вы должны мыслить, но телом, логично, точно и ответственно. Вы должны думать всем телом, телесными действиями. Думайте не о результате и, конечно, не о том, каким прекрасным он может быть. Если он возникает спонтанно и органично, как живые импульсы, он всегда будет прекрасен, гораздо прекраснее, чем любые рассчитанные результаты«.

(Е. Гротовский “Актёрский тренинг” (1959-1962г) записаны Э.Барборой)

 

У тебя было очень много учителей – я насчитала 39. Как ты нашел время на них всех?

 

Я могу пойти на класс к 8 утра, и закончить заниматься в 11 вечера, при этом сделав только часовой перерыв. Я вроде как танцманьяк) В Академии я ходил не только на занятия своего курса, но и на классы других курсов. Мне никто раньше не задавал этого вопроса, я только сейчас задумался об этом.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

 

Кто из всех этих учителей больше повлиял на тебя?

 

Сложно сказать. Могу выделить трех-четырех, которые перевернули мое сознание. Первый это Яцек Люминский, основатель моей школы и вообще современного танца в Польше. Он создал первый театр современного танца в Польше, создал технику польского танца. Это особый стиль исполнения, я пока не видел, чтобы где-то в мире танцевали что-то похожее.

Другие мои польские учителя это Sylwia Hefczynska-Lewandowska и Janusz Skubaczkowski. И, конечно, Дор Мамалиа. Он танцевал совершенно другое, противоположное. И мне очень понравилось, что можно танцевать так живо, так нелинейно.

 

Яцек Люминский искал связи с утерянной еврейской культурой в Польше. Свой хореографический стиль он развивал, будучи очарован традициями польского еврейства и и польского фольклора.

 

Anna Kisselgoff пишет в своей рецензии на работу Яцека Straight Into the Eyes (New York Times, 2002):

 

«То, как он адаптировал движения, найденные им в еврейских танцах, объясняет некоторые трудноопределимые аспекты того, как он использует тело. «Туловище очень активное и заимствует полицентрические движения из хасидского танца, — говорит Люминский. — Туловище и ноги разделены «поясом». Верхняя часть тела принадлежит Богу, а нижняя — дьяволу. Верхняя часть вытягивается, а нижняя производит быстрые ритмические паттерны». (…) Зритель остается с чувством неразрешенной драмы и обеспокоенности — в хорошем смысле».

( culture.rl )

Чем техника Дора отличается от польского современного танца?

 

Чем-то они даже похожи – например, нужно использовать свое воображение, чтобы создать движение, у которого есть причина, действие и реакция. Но разница в том, что польская техника очень неравномерная – много ломаных линий. Часто тело делится на две части – одна часть может совершать какие-то мягкие движения, другая – резкие. Много оппозиционных сил, которые приводят тело в движение. Ты толкаешь свои плечи направо, пока прыгаешь влево. На сцене это выглядит так, будто танцовщики не подчиняются законам гравитации. У Дора же танцовщики словно пластилиновые и можно лепить из них что угодно. Движения очень мягкие, глубинные, но в то же время очень мощные. Обе техники не хотят сделать тело идеальным, красивой формой, они делают тело живым. И тоже самое пытаюсь делать я на своих классах — я соединяю эти техники. Я не даю просто движения или связки, я учу танцовщиков управлять своим телом иначе. И конечно я использую хип-хоп — я люблю грув, изоляции, быстрые короткие движения. У меня есть свой собственная партерная техника, которую я тоже буду давать на классах. И также я использую некоторые актерские навыки, которые помогают танцовщику понять, что значит существовать на сцене.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

 

Какая дуэтная постановка будет у вас с Дором, которую вы покажете на фестивале еврейской культуры в Цюрихе в мае?

Это первая наша совместная постановка, будут красивые вещи, о которых я сейчас не буду говорить — пока это секрет. Это соединение наших разных опытов. Мы уже провели много часов в зале, это будет что-то особенное. Мы будем выступать на гала-открытии фестиваля. Дор идёт больше от чистого танца, он танцевал во многих компаниях, а у меня есть ещё и актерский опыт и все это мы облединим. Дора пригласили выступить на фестивале в качестве хореографа, а он позвал меня. Мы работали в студии, не замечая время, даже вне студии мы постоянно обсуждаем постановку и делимся своими идеями и вдохновениями.

 

Как вы познакомились с Дором? В Тель-Авиве?

 

Да, у меня был проект в Польше, который отобрали для показа в Тель Авиве, это было более трёх лет назад. Я попал к нему на воркшоп.

 

Three days of snow это твоя постановка совместно с другими польским хореографом?

Да, я делал эту работу с Анной Микулой три года назад. Это очень концептуальная и физическая вещь. Мы показывали ее на многих европейских фестивалях и получили много наград. Сейчас мы только вернулись из Италии, где уже второй раз её показали. Мы ее немного удлинили — до 25 мин. Я сам тоже танцую в этой постановке. Поэтому это вдвойне сложнее — нужно одновременно смотреть изнутри и снаружи.

С Анной мы уже четыре из пяти лет нашего знакомства работаем вместе. Многие думают, что мы близнецы, потому что мы похожи внешне и двигаемся похоже.

dariusz nowak, dozado, dor mamalia, polish contemporary dance

«Не тело делает танцовщика хорошим, а его личность. Самое сложное – это работа над собой, над своим сознанием».

Ты позиционируешь себя как «танцовщик-фрилансер». Почему ты выбрал для себя фриланс?

Я работал в танцевальной компании в Германии в течение года, это был прекрасный опыт. Для танцовщика это важно, иметь контракт, регулярно тренироваться. Но я считаю, что не все танцевальные компании воспитывают танцовщика как индивидуума. Часто они используют танцовщиков как материал на сцене. И для меня сложно так кооперировать. Мы все люди, нам есть много чем поделиться. Иногда не очень хорошо просто выполнять чьи-то задания или приказы. Я очень свободолюбивый. Работая фрилансеров, я могу встречать больше людей, танцовщиков, делиться опытом. Ты можешь быть задействован в трёх или четырех совершенно разных проектах одновременно. Это хорошая возможность расти как личность, как танцовщик. Я верю, что танцовщики это не просто тела, у каждого своё сознание, своя душа. Не тело делает танцовщика хорошим, а его личность. Самое сложное – это работа над собой, над своим сознанием.

Когда я работал по контракту, мне все очень нравилось, но в то же время я чувствовал себя как в клетке, потому что я не могу делать те вещи, которые хотел бы. Поэтому я предпочитаю быть свободным.

 

Какие минусы фриланса?

Ты не знаешь когда и будет ли вообще у тебя работа) Ты должен быть суперорганизованным, ты должен сам планировать свое время, потому что никто тебе не говорит, что ты должен делать. Ты должен следить за своими деньгами, чтобы не тратить их на вечеринки и прочее. Фрилансеру противопоказано много вечеринок) Конечно, это тяжело, потому что сегодня у тебя есть деньги, но завтра все может поменяться и ты останешься ни с чем. И это происходит со многими танцовщиками. Чтобы делать то, что им нравится, им приходится где-то подрабатывать – актерами или в ресторане.

 

Ты еще и актер, и играл уже во многих драматических постановках, в том числе и в «Карамазовых». Кого ты там играл?

 

У меня было две роли, секунду, сейчас вспомню.. Мне кажется, я был Алексеем и Иваном. Это было давно, я уже не помню)

 

Ты был уже в России?

 

Нет, ни разу. В ноябре я поеду в Питер на фестиваль «Сила безмолвия», буду преподавать там. Я знаю, что политические отношения у России и Польши были не самые приятные, и у старого поколения еще есть какие-то недовольства. Но для молодого поколение это уже прошлое. Я встречал много танцовщиков из России, и всегда у нас случались прекрасные разговоры. Я думаю, что для танцовщиков не существует политических границ. Поэтому я был очень счастлив, когда узнал, что поеду в Россию.

Беседовала : Нина Кудякова

Фото: предоставлены Дариушем