Танец и свобода в «Калифорнии»

размещено в: STAGE | 0

В конце 60х мир трясло – от революций (студенческих и психоделических), от рок-музыки и от свободы. Казалось, можно все —  делать, что хочешь и быть кем хочешь, а главное — можно  изменить мир. Сейчас мир снова  трещит по швам, снова  война и хочется свободы как глотка свежего воздуха . В попытке найти ее, оглядываемся назад и видим свингующие 60е, танцующих голых хиппи, Вудсток и марш мира. О планировании  этого марша в вымышленном отеле «Калифорния» и реальных историях танцовщика Константина Челкаева и  идет речь в спектакле Саши Денисовой «Отель Калифорния» в ЦИМе.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

 

Константин Челкаев (хореограф, танцовщик театра «Балет Москва») в спектакле никого не играет – он просто танцует под свои истории, звучащие из динамиков. Мы узнаем, как он начал профессионально заниматься танцем, как попал в Москву, о его первой любви и как он иногда чудит или танцует на улице. Истории очень искренни, потому что он говорит без утаек все, делится своими мыслями о современном танце, Пине Бауш, хореографах Judson Church, хиппи и политике в России. И после каждой его короткой истории действие переносится в отель (переключением софита на героев), где Дженис Джоплин, Джим Моррисон, Хантер Томпсон и проч.разрабатывают план марша к Пентагону, чтобы он взлетел в воздух при помощи бубна шамана  и Синей звезды. А Томпсон еще хочет откапать на лужайке в центре Пентагона  американскую мечту. Прослышав об этом, ЦРУ внедряет в «шайку» хиппи своего агента и тот пытается выяснить их «террористические»  намерения, и без сендвичей с кислотой тут не обходится дело.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

Пространство сцены-коробки разделено в центре крестом из красных дорожек, каждый из четырех образованных секторов – комнаты отеля: двуспальные  красные кровати и кресла, возле стены – барная стойка, и будто в воздухе парит неоновая надпись hotel California. Художница Ксения Перетрухина создавала пространство этого условного отеля, а Шифра Каждан восстановила транспаранты Make love not war и другие. На сцену в определенные моменты выезжают  ванна и старенький фисташковый Vespa.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

Получается, что Костя попал в этот воображаемый отель, в котором встречаются герои 60х и дискутируют на темы политики, искусства и свободной любви. Это ностальгическая фантазия и в то же время добрый стеб над ценностями и мечтами того времени. Энди Уорхол ведет себя как капризный анфант террибль  и  культивирует кока-колу как символ массовой культуры,  Патти Смит кричит, что хочет заниматься только искусством и ничем больше, а Хантер Томпсон — просто копия персонажа Джони Деппа – дергается в кислотных  приходах с сигаретой в зубах. Костя в это время наблюдает за всей этой одной сплошной галлюцинацией 60ых, в которой есть точки пересечения с современностью – когда в телепередаче выступает генерал, который говорит о военной операции, слышатся знакомые слова российских политиков.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

Танец Кости под его же истории и музыку 60х задают потрясающий ритм всему спектаклю, который немного сбивается и смазывается длинными диалогами героев отеля – они этот ритм сильно сбуксовывают. В результате вся постановка несколько распадается на две части – про Костю и про марш на Пентагон, лишь в нескольких смысловых точках хватаясь друг за друга. При этом первая покоряет безоговорочно, тогда как ко второй есть много вопросов.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

Костя озвучивает мысли многих современных молодых людей – 60ые это крутое время, но туда хочется сгонять на пару дней, потанцевать на Вудстоке и вернуться обратно. Ведь сегодня тоже есть все эти песни, и любовь, и желание быть свободным.

отель калифорния, цим, челкаев, dozado

Текст: Нина Кудякова

Фотограф: Екатерина Краева

 

Оставить ответ