Медийный проект «Танцевальная среда мегаполиса». Серия исследований о современном танце.

размещено в: DOZADO LAB | 0

Представляем нашим читателям первые результаты из серии исследований медиа-проекта «Танцевальная среда мегаполиса».

Часть первая — «Профессионалы и любители в современном танце».  

Фокус-группа исследования: профессионалы и любители современного танца (стили: contemporary, классическая и неохореография,  street dance), зрители.

Мы, конечно, рисковали, собрав разнообразные вопросы и проблемы, которые нам были знакомы в сфере танца, в большую анкету. Захотят ли отвечать на неё респонденты? Может, мы задаём не так и не те вопросы? Это можно было понять, только начав, и мы начали… В процессе приятно удивились, что наши респонденты отвечали искренно и не без интереса, хотя на некоторые вопросы откровенно ругались. И надо отметить, был небольшой процент отказавшихся: «длинная анкета», «нет времени», «какой смысл» (этот вызов принят, готовим новые вопросы). В общей сложности у нас получилось 89 заполненных  анкет. Из них 25 — профессионалы, 27 – зрители и 37 любители. Мы получили определенный срез мнений у людей, представляющих разные танцевальные стили и сообщества Москвы.

Давайте начнем погружение.

ПРОФЕССИОНАЛЫ

Самый первый вопрос анкеты был, конечно, провокационным, потому что мы поделили всё танцевальное сообщество чётко на «профессионалов» и «любителей» и попросили респондентов ответить, чем же они отличаются друг от друга. С радостью сообщаем, наши респонденты не попались в эту ловушку. Нас ждали сюрпризы.

Респонденты профессионалы – это те, кто имеют профессиональное образование и те, кто добровольно к таковым себя отнёс. Из 25 анкет — 40% мужчины, 60% женщины. Все они из Москвы или Питера, основной возраст – 28-40 лет. Наше первое удивление заключалось в том, что именно в этой группе респондентов было довольно много развернутых и даже теоритезированных ответов, начиная с первого вопроса. Немного забегая вперед, отметим: профессионалы в большинстве своём всё же довольно четко противопоставляют себя любителям и определяют статус любителя, как более низкой ступеньки танцевального мастерства или, если они смотрят с другого ракурса, отмечают, что для любителей танец — это больше удовольствие, а не кропотливая и тяжелая работа, но мастерство за ними признают.

Давайте посмотрим на рейтинг мнений по вопросу «Что отличает профессионала от любителя». Одной из своих задач мы поставили максимально точно сохранять язык наших респондентов. Все цитаты дословные и мы призываем вас, дорогие читатели, самим отследить частоту упоминания тех или иных слов. Уверяем, это забавное занятие:

Хорошо видно, как распределились приоритеты профессионалов. На первом месте богатство инструментария (теоретические знания, практический опыт и навыки,  соответствующая физическая форма танцовщика). И показательно, что ответы, которые встречались редко – о стихийности и творческой интуиции — не то чтобы не важны для профи, они опять же верхушка айсберга – серьезной образовательной базы. И ещё нельзя не заметить, профессионал обязан быть идеальным, даже в невидимых вещах, даже в соприкосновении стоп с полом.

Но есть и признаки недопонимания в отношениях между профессионалом и любителем. Имея перед глазами анкеты сразу трех групп респондентов, мы это заметили. Например, формулировки — «стремление развиваться», «профессионалы копают вглубь и используют тело с умом, занимаются соматикой и реабилитацией» в такой же мере относили к себе и любители, при чём не делая это противопоставлением.

Главный вопрос, который нас теперь волнует — изменится ли мнение профессионалов о любителях, когда они почитают их ответы и узнают, что думают обо всём этом любители и как расставляют приоритеты.

А мы тем временем продолжаем.

ГОЛОВОЛОМКА ПРОФЕССИОНАЛОВ

Продвигаемся в творческую лабораторию и хотим понять, чем измеряется профессиональный уровень танцовщика и какие существуют этапы в его становлении. Ключ, который должен был открыть нам эти двери, запрашивал у респондентов основные критерии профессионализма. И тут мы испытали второе удивление, поскольку данный вопрос вскрыл новые категории: танцовщик-исполнитель, преподаватель и мастер. Как говорят, пойди теперь разберись:

 

Общие критерии

профессионализма:

 

  • наличие образования, определенной школы;
  • осознанность процесса: знание танцевального контекста и постоянное стремление к саморазвитию;
  • отличная физическая форма и владение телом;
  • опыт и ответственность;
  • высокий уровень мастерства;
  • любовь к профессии и сохранение её чистоты;
  • умение наблюдать, анализировать, контролировать или направлять свое психо-эмоциональное состояние;

эрудиция и эстетическое воспитание в области искусств.add content here

Критерии профессионализма –

 Танцовщик-исполнитель:

 

  • отлично владеет телом и своим направлением;
  • умеет работать в команде и выполнять поставленные хореографом задачи;
  • поддерживает самостоятельно себя в хорошей форме, развивает себя в разных ролях и техниках;
  • обладает внушительной выносливостью и трудолюбивый;
  • удобный в общении и в работе, без звезды;
  • должен быстро схватывать новую хореографию и качественно исполнять;
  • музыкальность и хорошее знание базы.

Критерии профессионализма –

Преподаватель:

 

  • собственный высокий уровень мастерства, чтобы быть примером;
  • способность и желание расти и развиваться постоянно;
  • умение видеть на будущее, стратегически подходить к обучению;
  • личный подход к ученикам, наставничество, лидерство, умение держать фокус внимания и уметь работать с любой целевой аудиторией по качеству и количеству;
  • умеет разложить элементы любой сложности на элементарные;
  • грамотная речь, умение объяснить по-разному и много раз;
  • работает на студентов, а не красуется, внимателен к травмоопасным элементам, знает анатомию.

С общими критериями всё понятно, они обобщают те высокие требования к человеку — профессионалу, которые в принципе должны реализовываться им в любой профессии. Это и образованность, и мастерство, и ответственность, и любовь к своему делу. А дальше начинается интересное, набор критериев профессиональности у танцовщика-исполнителя и у преподавателя танцев уже заметно отличаются. Один респондент в этом вопросе акцентировал внимание на отдельных нюансах, что, конечно, указывает уже на специфику профессии.

«Критерий профессионализма — не условное вузовское образование. Человек, который провёл на семинарах и мастер-классах столько же времени, сколько профильный специалист в университете, может считаться профессионально обученным».

Но несмотря на появление новых категорий – исполнительство, педагогика — в сознании всё же рисуется какой-то один, собирательный портрет данной группы респондентов. Профессиональный танцор – в первую очередь представитель творческой среды. Однако мы привыкли говорить о творческих профессиях на уровне звезд, известных людей. Вот вам другой пример — автопортрет профессионального танцовщика со всеми его повседневными, а значит и насущными сторонами жизни:


 

ТЕРРИТОРИЯ ПРОФЕССИОНАЛА

Нам также важно было понять, как профессиональный танцовщик существует в современной реальности, чем привлекателен его мир для окружающих и какие творческие цели он себе ставит.

На вопрос анкеты: «Что важнее: танцевать для себя или для другого?» у респондентов профессионалов получился самый большой разброс мнений. Большинство голосов в пользу – «танцевать для зрителя» — 50%:

«Не люблю искусство ради искусства. Профессиональное искусство изначально создавалось для зрителя. Выражение эмоций, идей автора произведения должны находить отклик у зрителя, развивать, обогащать его».

Ответы — «для себя» или «совмещать» — распределились поровну:

25% — «Любой актер,  танцовщик, в какой-то степени, эгоист. И работа со своим телом и душой, как с материалом, заставляет относиться к себе как к произведению, автопортрету. Поэтому первоначально танцевать для себя – главная задача. Справишься с этим так, чтобы было комфортно тебе, тогда и до зрителя легче донести результаты своей работы, физической и умственной».

25% —  «Танец – средство выражения. Поэтому показ на зрителя имеет больше смысла. Хотя есть вещи, которые не хочется никому рассказывать (это как личный дневник), тогда конечно имеет смысл танец для себя».

Но здесь прозвучала ещё одна важная формулировка: «Для того, чтобы иметь успех или спрос на рынке танца — надо танцевать для другого так, как для себя». И вот мы постепенно от вопросов служения искусству переходим с вами к непростой теме – законы рынка и танцевального бизнеса.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ТАНЦОВЩИК И ДЕНЬГИ.

Вопрос: «Сколько стоит профессия танцовщика?». Характерно, что ответы начинались со слов — «у всех по-разному» или «по моему опыту» или «всё зависит от личных амбиций и активной деятельности». Теперь сухие цифры:

— от 3000 до 5000 рублей за 8-12 занятий

— от 15 000 до 40 000 рублей в месяц

— от 30 000 до 50000 рублей в месяц в среднем, в театрах первой величины выше.

— 70 000 рублей за полную жизнь в танце

— от 10 000 до 100 000 рублей в месяц с одинаковой нагрузкой

Вопрос: «Сколько ежемесячно танцовщик тратит на себя?». Большинство ответов однозначно давали понять, что на развитие и повышение квалификации респондентам ничего не жалко.

— «Не считала, но до сих пор уверена, в современном танце — один год не съездишь поучиться — отстал безнадежно. В технике, в желании знать новое — ты останавливаешься. Больше всего трачу летом на классы — в отпуск езжу совмещая учебу».

— «Недельный мастер-класс на Impulstanz в Вене по технике стоит 150 евро, по композиции от 290, не считая, что ещё нужно доехать и жить где-то. Отпуск у всех преподавателей не оплачивается, как и больничный».

– 10 000, 25 000, 30 000 рублей в месяц.

Редкие ответы, скорее с оттенком юмора, но мы не сомневаемся, что это правда, звучали так: «Я не трачу, я зарабатываю».

А вот вопросы, посвященные профессиональному образованию в танце, для наших респондентов оказались очень серьёзной темой. Они подробно обозначили основные проблемы в этой сфере, которые встретились практически во всех ответах, поэтому мы не опускаем детали:

ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ

Вопрос: «Достаточно ли в России (столица и регионы) возможностей для профессионального танцевального образования». Ответы:

Не достаточно: можно заработать артистам балета или хореографам в национальных театрах с господдержкой, исполняя ведущие роли или разрываться на десяти работах.

Катастрофически мало: особенно это касается современных направлений танца.

Достаточно количественно, но качественно нет: ВУЗы не дают грамотного образования в области современного танца, руководство, как правило, считает этот вид «хореографического искусства» мимолетным и ставит на классику, народный. Поэтому очень часто выпускники ВУЗов считают себя профессионалами с дипломами, а на деле…

Сейчас можно получить информацию о танце в Москве и даже в некоторых регионах.  Но в ВУЗ можно пойти только за корочкой, чтобы в дальнейшем связать свою жизнь с преподаванием в госучреждении. А посещать по современному танцу мастер-классы зарубежных преподавателей, чтобы они нас научили.

Вопрос: «Достаточно ли в России (столица и регионы) возможностей для профессиональной деятельности? Кем можно работать в танце в России (столица и регионы)?». Ответы:

— Преподавание самое востребованное. Танцевать, как исполнитель, довольно мало предложений, тем более ставить.

— В столице и региональных центрах можно и нужно открывать школы — специализированные и широкоформатные. В условиях кризиса это становится для людей выходом из психологических тяжёлых моментов. В глубинке это менее востребовано, там у людей мало средств.

— Можно работать артистом, преподавателем, танце-двигательным психологом или в смежных областях.

— Категорически недостаточно, отсюда и уровень художественной продукции. Работать можно преподавателем – довольно несложно организовать, постановщиком в театре – вообще непонятно как реализовать, хореографом в собственной компании – добро пожаловать в нашу секту.

— Что касаемо уличных стилей, то все плачевно. Мало, где можно себя реализовать. Это считается у нас подростковая субкультура. На ТВ-проектах пишут нужен хип-хоп, а сами даже не понимают как он выглядит.

— У нас отсутствуют танцевальные компании. Постепенно это меняется: появились ДК ЗИЛ, КЦ Москвич, они начинают открывать двери для танцевальных компаний.

К кому более адресованы эти ответы: к государству, к частным инвесторам, к креативному классу, к танцевальным менеджерам и продюсерам. А может, и к зрителям, у которых есть или нет спроса на разнообразные и качественные танцевальные события.

МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ

Как мы ни пытались вскрыть потаенные конфликты танцевального сообщества, драматизм вот этой всей ситуации в жизни профи: «Что вы чувствуете, если попадаете в любительскую среду (например, на вечеринке). Комфортно ли вам среди тех, кто не умеет танцевать?» — всё безуспешно. Наши респонденты более чем толерантны и дипломатичны. В большинстве случаев: им комфортно, и показать движения они не прочь под настроение и хорошую компанию. Правда, их всё же бесит (цитата) просьба «станцуй», но где-то глубоко внутри. Вот самый полный ответ. Казалось, ведь можно было зацепиться за первую фразу и раздуть что-нибудь, ан нет – следом нагоняют жизнь, удовольствие, толерантность и дипломатия. Вот, везде бы так…

«Когда я попадаю на вечеринку, и все начинают танцевать, у меня не возникает никакого желания. Но всё зависит от музыки, от моего настроения и вечеринки. Самое плохое, что могут попросить, это типа «Станцуй». Чаще всего я отказываюсь, но иногда, если есть настроение, могу станцевать. Если меня просят показать движение, то зачастую я увожу от этого».

 

ЛЮБИТЕЛИ

А теперь перед нами группа респондентов – любители. В общей сложности мы получили 37 анкет (это самое большое количество из всего массива полученного материала, что в каком-то смысле показатель). Средний возраст опрашиваемой аудитории составил 30 лет. В целом же, возрастной диапазон развернулся от 18 до 53 лет. В процентном соотношении 65%  — женщины, 35%  — мужчины. Респонденты-любители легко шли на контакт, многие из них потом говорили, что до этого момента никогда не задумывались о некоторых вещах, им было интересно и, главное, полезно попыхтеть над вопросами анкеты. Ну что ж, полюбопытствуем….

Хотя, куда мы впереди поезда бежим? От этого вопроса нам всё равно не уйти, он просто как тот камень, что лежит на пути (хоть налево, направо или прямо пойдешь). Звучит он очень просто: любитель — это круто или нет? А все потому, что само значение этого слова имеет витиеватые пути. Так исторически сложилось.

Историческая справка: В толковом словаре С.Ожегова дано определение: «Человек, который имеет склонность, пристрастие к чему-либо. Любитель занимается каким-либо делом не как профессионал, а по увлечению, и из интереса». Ещё одно часто употребляемое слово по отношению к любителю — «дилетант» — это тот, кто занимается наукой или искусством без специальной профессиональной подготовки (обычно не обладая углублёнными знаниями).  Синонимы ли эти два слова? Обратимся в историческую перспективу этих слов. Слово дилетант имеет латинское происхождение (о delecto — услаждаю, забавляю). Далее, посмотрим на употребление слова «dilettante». Во французском языке существуют два значения этого слова. Устарелый вариант перевода, — «знаток». А именно, человек, который страстно увлечён каким-либо видом искусства. Второе значение носит пренебрежительный оттенок, и имеет следующее определение: « Дилетант – человек, который ни подчиняется никаким духовным или интеллектуальным порядкам и нормам. Он живёт лишь по велению своей фантазии, вкусам, получая таким образам, эстетическое удовольствие. Среди синонимов этого слова во французском словаре можно найти значение «эстет».  Позже в XIX веке происходит демократизация литературной речи, и слово «дилетант» становится антонимом к слову «профессионал». Именно в таком значении слово дилетант было заимствовано в английскую речь. Следует отметить, что в некоторых английских толковых словарях это слово имеет негативное значение. На примере исторической перспективы происхождения этих слов, мы видим, что это не синонимы, и они имеют разную эмоционально-лингвистическую окраску. Любитель — это тот, кто «вовлечён» в объёкт, а слово дилетант стало антонимом слову «профессионал».

Ну, теперь нам полегчало… Не по поверхности, как это делали бы дилетанты, мы сейчас будем с вами скользить. Мы будем как настоящие любители:

«КОВЫРЯТЬСЯ В СЕБЕ И ВЫПЛЁСКИВАТЬ ЭМОЦИИ»

На вопрос «Почему вы занимаетесь танцами?» любители дали многогранные ответы: «Тело просит движения. Танец, а особенно импровизация, позволяют «поковыряться» в себе и выплеснуть эмоции, как позитивные, так и негативные, не задев никого»; «Когда я танцую, я чувствую себя другой, такой, как мне мечтается, такой, какой мне хотелось бы быть»; «Не все можно выразить словами, а танец позволяет говорить на другом языке. Танец расширяет возможности диалога»; «Как и с любым хобби – раскрытие собственных возможностей, вдохновение, получение энергии». Многие любители признавались, что они приходят в зал, в том числе и за общением. Для них танцы это хобби или возможность снять усталость после рабочего дня. А некоторые респонденты-любители сказали, что ходят на любительские парные танцы, чтобы лучше чувствовать и понимать другого.

Давайте сразу посмотрим и на перспективы, о которых рассуждают любители, увидим ту вершину, куда они стремятся попасть. На вопрос «К чему вы стремитесь в рамках вашей танцевальной практики?» были получены следующие ответы:

« Я бы хотела через пару лет, если все будет складываться, войти в какую-нибудь любительскую труппу и участвовать в перформансах. Если говорить о сверхзадачах, то может быть наша труппа поехала бы даже на какой-нибудь заграничный фестиваль. Во многом эта возможность зависит от графика, в мечтах  возможно все, смотря как бы это сочеталось с моими заработками».

«Я стремлюсь совсем перестать бояться двигаться свободно и легко как в импровизации, так и в готовых постановках, основанных на импровизации.  Свободный танец позволяет научить тело двигаться гармонично и естественно, не переигрывая и не скрывая ничего. Просто, но вместе с тем красиво. Музыка и танец вместе, неотделимо друг от друга. Диалог или даже дискуссия между телом и музыкой и душой».

«Возможность развить свободный дух в бесконечно свободном теле. Подготовить к эстетичной совместной пляске, рождению прекрасного танца в импровизации. Организовать возможность танца как способа существования».

Надо отметить, что у любителей наблюдаются те же атрибуты жизни, что и у профессионального танцовщика — это и работа над физическими данными, и освоение определенного танцевального стиля, гастрольная жизнь и выступления. Фактор, качественно отличающий их друг от друга тот, что любители находят в большом городе уютную для себя среду и приходят в неё для… ну, вы уже знаете. Перипетии рынка танцевальной индустрии, где нужно уметь презентовать себя и стремиться быть востребованным, их никак не касаются: «Про индустрию вообще мне неинтересно говорить — это вне моих интересов». А профессионал вынужден постоянно чувствовать этот натиск конкуренции, суровых законов рыночной экономики. И здесь мы только контурно обозначим, что в ответах респондентов, если они, например, оказывались участниками какого-то одного коллектива или определенного сообщества (лекторий ЦЕХа, скажем) чувствовался общий дух, особая атмосфера, созданная ими и объединяющая их. Профессионал, по сути, одиночка, он высекает свое имя в истории танца (если всё сложится), а любители – это некая община, воспитывающая, развивающая человека и дающая ему творческую реализацию.

Трудно пока однозначно объяснить почему, но в ответах респондентов любителей частота использования слов «свобода» и «импровизация» в разы больше, чем у профессионалов. А следующие два ответа нам встретились только в этой группе:

«Люди танцуют, чтобы выразить гармонию мира, собственного тела и души. Танец как молитва. Это искусство, и богообщение».

«Это один из способов выражения и общения, в котором, максимально проявляется твоя свобода. Возвышенность. Ещё один канал общения».

И пожалуй, столь же показательным будет рейтинг мнений этой группы респондентов по вопросу: «Что отличает любителя от профессионала в танце? Ознакомьтесь не спеша, это любопытно.

* * *

Но любители всё же с интересом посматривают в сторону профессионалов. И в процессе анализа анкетных данных у нас сформировалось два собирательных портрета респондентов любителей. Первый — те, кто занимаются танцами для себя, только ради удовольствия. Второй – те, кто близки к желанию или цели, стать профессионалами. Например, одна из респондентов, учащаяся второго курса хореографического училища (18 лет, город Саратов) на вопрос – кто вы: любитель или профессионал? — ответила: «Я воздержусь от такого громкого слова, пока я любитель». Стоит отметить, что девушка занимается танцами с 7 лет, более того, она уже преподаёт. Кстати о преподавании:

«Должен ли преподаватель быть профессионалом?» — большая часть респондентов утверждали, что обязательно. Самым популярным был односложный ответ «Конечно». Да и учиться танцу сами любители предпочли бы у профессионалов:

«Профессионал должен знать о своём танце всё «от и до». У каждого танца есть своя история, свой посыл, свои особенности подачи, чувство музыки, не говоря о технических моментах. Просто «любители» не станут вникать во все тонкости, а без этого погрузить обучающегося в правильную атмосферу нельзя. Вы бы охотнее проконсультировались с аптекаршей или врачом из больницы?»

Любители, как мы можем заметить, вполне самокритичны и знают цену профессионализму: «Профессионализм должен быть не столько на бумаге в виде грамот, дипломов, сколько в голове, опыте, знаниях».

 

МУДРОСТЬ ЛЮБИТЕЛЯ

Вот простой количественный показатель — большинство респондентов любителей готовы в месяц тратить не больше 3-4 тысяч рублей на танцы. Некоторые из них, считают необходимым посещать дополнительные мастер-классы, и тогда сумма возрастает до 5-7 тысяч рублей. Приблизительно столько же они зарабатывают, если занимаются преподавательской деятельностью.

«Профессионализм требует жертв. Часто жертвой является свобода. У меня нет необходимости сейчас зарабатывать себе на хлеб. Я просто делаю то, мне нравится, иногда за это еще и платят. Образование, которое меня бы привлекло, как целое не существует. Набираю частями. Если бы был диплом, то, наверное, легче было преподавать за границей».

И в продолжение темы. Когда респонденты этой группы отвечали на вопрос, комфортно ли им среди профессионалов, ответы были разными. Половина сообщили, что испытывают волнение, особенно если нужно демонстрировать свои навыки. «Но факт волнения», — как они говорят, даёт им пользу. «Находясь с профессионалами, я чувствую интерес, граничащий с неуверенностью, вплоть до страха. Для меня это вызов, большое напряжение. Ведь важно уметь идти дальше». Выходя на одно пространство с профессионалами, они могут наблюдать чужой опыт, развиваться и пробовать для себя что-то новое. Здесь работает принцип, что дойдя до определённого своего «потолка», любитель может прийти в профессиональную среду, и «играя» с танцовщиком сильнее себя, он становится победителем. Возможно не у него, но точно у себя. Так как, он переходит на новый уровень мастерства.
Что сказать: любители – самодостаточны. Они не чувствуют себя уязвлёнными, когда их называют любителями. Наоборот, отмечают перспективы для развития. Танец для них, — это их личная свобода, которая помогает самовыражению и дарит приятное времяпровождение в танцевальном обществе.

 

СФЕРИЧЕСКИЙ ЗРИТЕЛЬ В ВАКУУМЕ

Зритель – понятие столь же неопределенное, сколько и требующее этого определения. Некоторые исполнители выступают, представляя какого-то своего, особенного и вполне ясного зрителя – для него готовятся номера, ему посвящены поклоны, от него получают цветы и отклики. Но ведь в зрительном зале собираются люди разных возрастов, степени образованности, имеющие разные пристрастия и понятия о прекрасном. Рядом могут оказаться не только дама в годах и подросток, но и человек, не пропускающий ни одного нового балета (перформанса, хип-хоп баттла), и впервые ставший свидетелем танцевального представления.

Ради праздного интереса можно попытаться создать портрет сферического зрителя в вакууме. В этой задаче сферический зритель – максимально условный образ, появившийся на основе статистических данных; вакуум – максимально условное пространство, представляющее собой танцевальную среду мегаполиса в целом. Такая задача имеет, как минимум, три разных ответа – они же портреты зрителей.

Итак, дана анкета, на вопросы которой ответило 27 человек (6 мужчин, остальные — женщины): из них семеро младше 23 лет, от 23 до 29 лет уже отметили 16 человек и 3 человека справили пятидесятилетний юбилей. Как можно заметить, группа людей среднего возраста (от 30 до 50) в категорию зрителей не вошла – тем полярнее можно ожидать мнения. Далее даны вопросы, ответы на которые нам и предстоит проанализировать, чтобы решить задачу. Обойтись без погружения в схемы и таблицы не удастся – успокаивают только их простота и небольшие объемы. В итоге на промежуточном этапе получается ряд графиков, где есть преобладающие ответы, средние значения и уникальные мнения. Вот это и станет основой для описания сферического зрителя. Конечно, в вакууме.

 

Зритель №1 – примыкающий к большинству. Прежде всего, это молодая женщина от 23 до 30 лет, которая занималась танцами в детстве, а позже попробовала фитнес, йогу, гимнастику. Может назвать себя активным зрителем, насмотренным. Сферический зритель №1 готов тратить свое время на заполнение анкеты: в целом немногословен, но до тех пор, пока не появится действительно занимающий его вопрос – все, что касается финансовой стороны дела, к этой категории явно не относится. Считает, что танцовщик, который не зарабатывает танцем на хлеб, может без труда считаться профессионалом. К числу профи также без тени сомнения относит и носителя национальной танцевальной традиции – так называемого, Native Dancer. Уверен, что карьеру в танце категорически нельзя совмещать с офисной, да и любой другой работой тоже – и преподавателем танцев хочет видеть только профессионала. Достаточно парадоксален для зрителя, отмечая, что исполнитель должен танцевать, прежде всего, для себя. Эгоистично безжалостен к танцовщику, утверждая, будто в танцы надо отдавать ребенка, как только тот научится ходить. Тут же делает послабление – чтобы считаться профессионалом,  достаточно танцевать лишь один стиль – но обязательно идеально! Причем, осваивать технику можно где угодно – в дипломе об окончании хореографического училища успешный танцовщик не нуждается. Хотя, по мнению этого же зрителя, больше половины российских танцующих людей его имеют. Вероятнее всего, будущей звезде танцев придется ехать учиться за границу – этот зритель считает, что за границей возможностей получить образование все же больше. В крайнем случае, постигать танцевальное искусство можно в Москве или Питере, но уж точно не стоит ехать в регионы – в этом смысле там ловить нечего. Этот зритель легко относится к чужим деньгам, не задумываясь, сколько может стоить танцовщику занятие любимым делом. Что думает сферический зритель №1 о врагах танцовщика? Конечно, главный враг – лень!

Зритель №2 – примыкающий к меньшинству, во многих случаях уникальный. Мужчина за 50 – самый редкий зритель! Хотя, если вы – мужчина, то у вас сразу повышается возможность попасть в группу сферических зрителей №2. Насчет вакуума могут возникнуть проблемы. Дело в том, что вакуум этого зрителя – довольно редкое пространство. Это мир, где профессионалы в танце обязательно этим зарабатывают – иначе они сразу перестают относиться к профи. Зритель №2 очень критично настроен (причем высказывается развернуто) и прежде, чем признать в Native Dancer профессионала, тщательно прослеживает соответствие особым профкритериям. А случается, что и вовсе «не знает такого исполнителя»! Так же тщательно он относится к цели танца: если профи – то танцевать нужно для зрителей, если любитель – то для себя. Кстати, в глазах этого зрителя любитель может быть преподавателем.  Но обучаться ему нужно только за рубежом – в Росси почти нет условий и возможностей, зато за границей достаточно и того, и другого. О важности образования для успеха сферический зритель №2 не задумывается, считая, что в России имеют диплом лишь половина танцующих людей (иногда это значение снижается до 10%)! Правда, с работой могут возникнуть проблемы как в чужих странах, так и в родной – где нет проблем с трудоустройством этот тип зрителя не уточняет.  Вероятно, проблемы у большинства танцовщиков возникают еще и потому, что, по мнению зрителя, нужно уметь танцевать как минимум 10 стилей, чтобы можно было с чистой совестью отнести себя к профессионалам. Среди злейших врагов танцовщика с одинаковой частотой появляются неудачный репертуар, личные комплексы, нездоровый образ жизни и тяжелый характер.

Зритель №3 – не слишком часто танцующий, и не слишком редко, не слишком часто смотрящий танцы – и не слишком редко. Это молодой человек  — с одинаковой вероятностью может быть девушкой и юношей. Он чаще всего сомневается – или даже вовсе не интересуется некоторыми вопросами. Не уверен, влияет ли наличие заработка на статус профессионала, можно ли совмещать офис с карьерой, совсем ничего не знает про возможности обучения и работы ни в России, ни за рубежом, Native Dancer у него может быть признан профи с некоторыми дополнительными условиями. Зато этот зритель считает, что в исполнителе важно умение соблюдать золотую середину – танцевать и для себя, и для зрителей, так как это неразрывные понятия. Зритель № 3 уверен, что танцевать можно начать в любом возрасте – в зависимости от целей, что главный враг танцовщика – травмы, а чтобы считаться профессионалом, достаточно освоить несколько стилей.

Представленные три сферических зрителя в вакууме – показатель чисто научный (или псевдонаучный?).

Настоящий же зритель – это, прежде всего, человек, который любит танцы и готов тратить свое время и деньги на то, чтобы видеть на сцене других людей. Это человек, который говорит своими словами, не лишен юмора и готов подробно высказаться на волнующие его темы.

«Мне кажется, любой настоящий танец должен что-то менять в мироощущении, каждое движение должно проживаться, следовательно, танцовщик делает это для себя, для своего развития. При этом взаимодействие с партнером либо зрителем — обязательное условие. Чем глубже ты погружаешься в исследование своего тела, тем легче тебе завладеть зрителем и чувствовать своего партнера».

Катя Кострикова, 26 лет, театровед, достаточно видела для продвинутого зрителя, но не более.

«Профессиональное хореографическое образование надо получать обязательно. Вы же не любите, когда к вам приходят юристы без образования. Даже если они золотые».

Лилия Черемных, 24 года, филолог, толком не танцевала – люблю, когда другие это делают.

«Что дает танец обществу? Балет дает красоту. Современный танец – свободу».

Толстова Татьяна, 24, бухгалтер, никогда не танцевала, но занималась гимнастикой.

 

РЕЙТИНГ КРИТЕРИЕВ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА ОТ ЗРИТЕЛЯ

А теперь – к самому сложному вопросу: о критериях профессионализма исполнителя, преподавателя, хореографа. Кстати, по мнению зрителей, эти критерии и являются основными в деле различия профессионалов и любителей. Причем, обе группы в глазах зрителей представляют собой цельное сообщество, где общие законы действуют на все частные проявления – то есть, педагог и исполнитель чаще всего воспринимаются без скидки на специфику работы (разве что, педагогу в дополнение к остальным критериям надо еще «уметь научить»). В порядке убывания частоты упоминаний, зрительские критерии профессионализма отражены на инфографике.

Критерии профессионализма, которые называли участники исследования, носят чисто субъективный характер – они сформированы исходя из личного зрительского опыта или небольшого танцевального – и не являются прямым руководством к действию, претендующим на истинность. С другой стороны, именно по этим критериям те самые зрители, которые приходят в зал, оценивают исполнителя, рекомендуют или нет его своим знакомым, хвалят или ругают, в общем, присваивают ему почетное звание «профессионал» или снисходительное «любитель». Но, попав по этой шкале в категорию «профи», не стоит задирать нос. Так же как и не надо унывать, если тебя назвали «любитель».  Как показал опрос, зрителям легче представить себя на месте любителя, он ближе и роднее, ему прощаются многие недочеты, и он чаще признается «своим» человеком – он вообще чаще признается человеком с особенностями и заботами. Тогда как профессионалы в этом плане стоят гораздо дальше – об их проблемах и тратах зритель или не задумывается, или даже не знает совсем: профи прежде всего  танцовщик, образ, а уже потом – обычный человек. К профи привыкли предъявлять высокие требования, обращая внимание на результат.  У любителей зрителям часто знаком и процесс занятий. «Любители добрее по отношению к себеподобным», — отмечают некоторые участники исследования. Многие хоть и не высказывают это напрямую, но все же подразумевают более теплые отношения в любительской среде.

Может быть, закрытость профессиональной среды делает профи, прежде всего, человеком со сцены – это часто незнакомый обычному зрителю мир, далекий от него. Репетиции любителей более на виду – да и друзей-любителей можно найти почти у каждого зрителя – тех, кто не спешит становиться профессионалами. Но это уже затрагивает тему преимуществ и минусов танцевальной карьеры.

 

КАРЬЕРА ТАНЦОВЩИКА ГЛАЗАМИ ЗРИТЕЛЯ

«Карьера и творчество – опасные и часто плохо коррелирующие  понятия с коротким сроком действия, но сейчас принято даже в любительской среде добиваться  высот и признания», — тонкая грань между любителями и профессионалами чувствуется зрителями довольно часто. Карьера танцовщика глазами зрителя может представлять собой набор самых разных приобретений: самовыражение и самореализация, мечта о прекрасном, поиск себя и развитие, сломанная жизнь, красота, деньги, слава, хорошая физическая подготовка.

Конкретно выделить плюсы и минусы смогли (или пожелали) меньше половины участников опроса – всего восемь человек, зато с подробностями. Можно сказать, что мнения зрителей не противоречат друг другу – схожие понятия не попадают в плюсы у одних и в минусы у других. Зрители видят карьерную сторону профессионализма довольно конкретно.

Среди плюсов танцевальной карьеры названы: стимул к профессиональному росту, известность, физическая форма (красивая осанка, грациозная походка, пластичность), интересная творческая среда, большой спрос (сюда же можно отнести гастроли, конкурсы и возможность ездить по миру), как следствие – высокий заработок (причем от занятий любимым делом!), стержень в характере. В общем, эдакое сочетание приятного с полезным.

Как известно, бесплатный сыр только в мышеловке – и за все эти плюсы профессии танцовщики вынуждены платить ее минусами: травмы (физические перегрузки, изнашивание организма), ранняя пенсия и необходимость в среднем возрасте пересматривать карьерные возможности, трудности с созданием семьи из-за ненормированного графика и частых поездок, тошнотворность всей тусовки шоу-бизнеса (хамство, неуважение, не чистые на руку организаторы, острая конкуренция среди танцоров-коллег), иногда достижение цели заменяет удовольствие от процесса, не всегда большие деньги за работу.

Кстати, плюсы танцевальной карьеры, по мнению зрителей, в основном и мотивируют людей сделать танцы частью своей жизни – а еще «возможность блеснуть перед публикой», «желание научиться чему-то новому», «наличие таланта в этой сфере или заблуждение о его наличии», «избавиться от комплексов, найти вторую половинку, похудеть» и, конечно, всеохватное – «им это нравится»! Зато о причинах собственного «нетанцевания» зрители говорят более чем неохотно – максимум некоторые ссылаются на нехватку времени и несобранность, но это скорее исключения из вдруг сложившегося правила. Стал ли этот вопрос слишком личным или сложным, требующим разобраться в себе – пока остаётся загадкой.

 

ЛЮБИТЕЛЬ РЯДОМ С ПРОФЕССИОНАЛОМ

Вопрос о самоощущении профи и любителя, оказавшихся в непривычных обстоятельствах, вызвал у зрителей желание подробно разобраться в теме.

«Думаю, что и тем, и другим некомфортно — внимание к ним большое», «они чувствуют ненужность», «слон в посудной лавке», «как обезьянки в зоопарке», «любитель не привык работать в такой форме и чисто на психологическом уровне ему тяжело влиться в эту атмосферу», «на кастингах чаще всего оценивается хореография — не зная основ, любитель может попасть в неловкую ситуацию, даже если выложился на 100 % и физически и эмоционально», «профессионал на вечеринке робеет, стесняясь своего профессионализма», — примерно так отвечали зрители, считающие, что каждому человеку не в своей среде как минимум требуется адаптация. Однако, ситуация мастер-класса (или близкая ему по атмосфере) существенно отличается от остальных: «любителю будет легче, ведь данные занятия рассчитаны на повышение уровня мастерства».

Некоторые более детально подошли к вопросу и отметили, что «это зависит от личности – в разных случаях каждый из них может испытывать как стыд и дискомфорт, так и азарт и эйфорию».

Еще меньше людей попыталось не только описать ситуацию, но и предложить решение возможных проблем: «Любитель рядом с профессионалом чувствует неуверенность. Выход: успокоиться и показать то, на что ты способен, ведь каждый любитель может стать профессионалом. В большинстве случаев, профессионал среди обывателей будет стремиться продемонстрировать свое превосходство. Выход: необходимо дать шанс другим».

Многие смогли предположить лишь ощущения любителя, тогда как чувства профессионала остаются для них загадкой:  «раз уж оказалась в среде профессионалов, я бы постаралась как можно большему научиться у них», «на месте любителя – немного бы волновалась, нервничала, терялась», «мне было бы не комфортно на кастинге, да и в целом среди профессионалов — это влияет на самооценку». «Любитель в профессиональной среде – это когда ты понимаешь, что теоретически ты можешь быть как профессионал, но остальные за счет уже полученного статуса не воспринимают тебя и нужно им доказывать. А что чувствует профессионал – я не знаю».

Некоторые участники исследования не побоялись предположить, что может ощущать неведомый им профессионал и какие черты характера могут проявиться в такой ситуации: «Профессионал может чувствовать себя «королем», так как в зале вряд ли найдется хотя бы пара-тройка человек, которые составят ему конкуренцию», «профессионал, попав в любительскую среду, возможно, испытал бы скуку и был пассивным, возможно, принял бы активную роль и поделился опытом», «профессионал на обычной вечеринке должен расслабиться — это же естественное времяпровождение без претензий на великое искусство»,  «смешно, если бы профессионал негодовал от примитивных движений просто развлекающейся молодежи», «если профи хочется внимания, то все быстро узнают, что среди них профессиональный танцовщик — и рано или поздно попросят его устроить мастер-класс. Лично я бы не акцентировала на этом внимание», «профессионал не вечеринке не должен чувствовать ничего, кроме удовольствия. Может иногда – удивление, но ни в коем случае не раздражение. Я бы отдыхала и веселилась, т.к. именно для этого ходят на вечеринки». Немногие из тех, кто поставил себя на место профи, решили относиться ко всему проще: «получать удовольствие от музыки и танца», «профессионал  в любом случае ощущает комфорт, правда, партнеры на вечеринке могут быть не столь выразительны», «чувствует себя комфортно и в своей среде», «вечеринка профессионалу будет нипочем!» А некоторые из тех, кто примерил образ «любителя», обратили внимание на полезность подобного выхода из привычной атмосферы: «любитель на кастинге постарается выдать весь свой темперамент, «взять душой» жюри», «чувствует восторг», «интерес, где-то восхищение, а может и разочарование иногда, т.к. не всегда  наши представления о чём-либо совпадают с реальностью», «любители с большим опытом чувствуют себя уверенно».  Главное, как считает один зритель, «нужно всегда быть собой».

Итогом размышлений о танцевальной среде и ее наполнении стал довольно общий вопрос – а что вообще дает танец обществу? Практически никто не оставил его без ответа. Ответы краткие, но очень емкие: красоту, развитие, эмоции, духовность, силы жить, замену грусти, поиск нового, ритуальность, произведения искусства, цельность, свободу, единение, вкус и эстетическое восприятие окружающего мира, целебный эффект, ощущение, что человек может всё. Кажется, это то, что каждый зритель ищет в танце, прежде всего, для себя. Не зря же среди перечислений прозвучал ответный вопрос – «Обществу? Танец это понятие индивидуальное…».

НЕ ВЫВОДЫ, А АНОНСЫ:

Как вы помните, вначале пути мы не до конца были уверены в том, получит ли эта инициатива отклик у танцевального сообщества. К счастью наши опасения оказались напрасными. Мы получили определенный срез мнений, что позволит теперь всем нам обсуждать и говорить о действительно важных и актуальных темах, которые волнуют людей из мира современного танца. И с радостью вам сообщаем, что к нашему проекту присоединяется Высшая школа урбанистики, чтобы исследовать танцевальные пространства мегаполиса. Начнем мы с Москвы.  В самое ближайшее время ждите анонс наших новых исследовательских затей.

 

Благодарности и команда:

Мы благодарим всех респондентов и танцевальные объединения, принявшие участие в этом исследовании:

Школу танцев ЦЕХ, театр «Балет Москва», КЦ Москвич, театр «Новый балет», BDDC, танцовщиков Театра Оперетты, Театра Музыкальной Комедии, резидентов Винзавода, Центра им. Вс.Мейерхольда, преподавателей танцевальных школ и ВУЗов, участников танцевальных объединений «Гептахор», балета Татьяны Тимофеевой.

 

Руководители проекта:

Вероника Чернышева

Светлана Польская

 

Материалы готовили:

Арина Якупова

Ксения Раздобреева

Светлана Польская

 

Материалы собирали:

Анастасия Глухова

Арина Якупова

Виктория Чернышева

Елизавета Авдошина

Екатерина Нечитайло

Ксения Раздобреева

Светлана Польская