Они прошли 768 800 км

размещено в: STAGE | 0

(Алексей Нарутто, Ольга Тимошенко. «Черная соль». Премьера. 7 сентября, КЦ ЗИЛ)

черная соль, ольга тимошенко, балет москва, зил

768 800 километров  – расстояние от Земли до Луны и обратно. «768 800» – работа, которую Ольга Тимошенко и Алексей Нарутто показали на конкурсе дуэтов современного танца, состоявшемся на ЗИЛе в феврале 2016 года. Назывался конкурс «Любовь и дружба», а дуэт был – о том расстоянии, которое надо преодолеть, чтобы к любви и дружбе приблизиться. Новая работа Ольги и Алексея, «Черная соль», говорит о том, что это расстояние они прошли.

Кажется,  «768 800» стала первой совместной работой Нарутто и Тимошенко как хореографов-исполнителей. Эти танцовщики-профессионалы, участники современной труппы Балета «Москва», не могут не нравиться: у обоих сильные, атлетичные тела, прекрасная техника, артистизм, харизматичность… Тогда мне показалось, что эти свои преимущества они мало использовали. Первую работу они сделали в редком у нас жанре не-танец / non-danse, больше полагаясь на драматургию и сценографию и меньше – на движение как таковое. «Мы подумали, – поясняли тогда они – о том, что любви нет. Что любовь – это мечта, взращиваемая в нас с детства сказками, песнями, фильмами. Любви нет, а мы есть. И мы ищем кого-то, с кем не страшно в темноте». Мне – как, наверное, и другим зрителям – тогда тоже было страшно и хотелось, чтобы экзистенциальной тревоги было поменьше, а танца – больше.

черная соль, ольга тимошенко, балет москва, зил

Премьера «Черной соли» на ЗИЛе 7 сентября (впервые спектакль был показан прошлой весной) убедила меня в том, что танцовщики прошли расстояние от Земли до Луны и сделали это очень быстро – всего за год. Насколько я знаю, за этот год произошло еще одно важное событие – их свадьба. В результате страхи со сцены ушли, зато мастерства и свободы прибавилось. Это видно и в разнообразии репертуара движений (особенно у Алексея, включавшего много интересных движений в ближайшей зоне тела), и в умении брать паузу, и, наконец, в способности танцовщиков жить на сцене.

черная соль, ольга тимошенко, балет москва, зил

Сюжета в «Черной соли» нет, это танец минималистский и почти абстрактный. Вместо нарратива, в спектакле «говорят тела», и делают очень красноречиво. И – удивительно! Несмотря на многолетнее воспитание, обученность, тренированность (а, может, благодаря им), тела эти живут своей жизнью. В современном танце часто обсуждается вопрос, существует ли тело «универсальное» или «нейтральное». То есть такое, которое не несет в себе черты одного какого-то стиля – балет, джаз-модерн, контемпорари, а пригодно для любого стиля и любого хореографа. Его еще иногда называют телом «наемным», потому что принадлежит оно не танцовщику, а хореографу. Мне лично кажется, что такое тело, если и достижимо (в чем многие сомневаются), то – малоинтересно, невыразительно. Так вот, Ольге и Алексею удалось решить эту дилемму и показать: танцовщик может, не ограничиваясь одним каким-нибудь стилем, тем не менее не превращаться в тело «нейтральное». У зрителя возникает впечатление, что, танцуя, они остаются самими собой. Иными словами, зритель видит не «универсальное» тело, а танцующую личность – и даже две! Думаю, достигается это – кроме высокого мастерства – еще и тем, что Ольга и Алексей не «наемные» танцовщики, а создатели своего танца. Потому-то им так комфортно, потому они так свободны в своих движениях и с такой полнотой «присутствуют» на сцене. И зритель не может на это не реагировать – в том числе, кинестетически, собственным телом. Ну и душой, конечно.

черная соль, ольга тимошенко, балет москва, зил

И еще немного о душе и теле. «Черная соль» – дуэт, а значит, – о контакте. Если в «768 800» контакт оставался недостижим, то здесь он – полный. И это несмотря на то, что танцовщики большую часть времени разделены пространством, и только в заключительной части работают на близкой дистанции. В финале один просто тянет по полу – за руки, за ногу – бездвижное тело другого, и зритель видит, насколько оно, это тело весомо, физично, насколько оно – настоящее. И понимает, что и тело это, и его обладателя можно любить во всяких его состояниях и проявлениях. И что можно оставаться друг с другом, в близком контакте, в очень разных, даже самых трудных ситуациях. Когда мы вышли на улицу после спектакля, мой спутник понизившимся голосом сказал: Удивительно, но есть люди, которые любят друг друга. На слове «любят» он сделал ударение.

 

Текст: Ирина Сироткина

Фото: Маргарита Денисова