Точка пересечения 2018

размещено в: STAGE | 0

Проект, который запустили в МАМТе в 2016 году, успешно начался – из четырех молодых русских хореографов один, Кайдановский, возымел успех благодаря своей постановке «Чай или кофе», которую теперь повторяют второй год. И может быть, поскольку он уже давно работает в Венской национальной опере, организаторы решили звать молодых хореографов из Европы. Во второй «Точке» разве что Дмитрий Хамзин наполовину представлял Россию – он работает в труппе Цюрихского балета. В этом году была москвичка Ксения Вист, которая еще в детстве эмигрировала в Германию. Плюс трое европейских хореографов, непохожих, каждый со своей уникальной пластикой и хореографической лексикой. Обо всех по порядку.

точка пересечения, мамт, 2018

Бленард Азизай (Blenard Azizaj) – «В начале» (In the beginning)

 

Бленард родился в Албании, учился Греции, танцевал у Саши Вальц и Акрама Хана. Работы последнего как раз и напоминает постановка «В начале».

«Монстры часто являются хранителями сокровища, которое можно извлечь, лишь победив их. ..и это та часть нас, которую должны победить, чтобы творить. ..Демонов нет – в присутствии бога они не существуют. Они были лишь тенью наших богов!»

Описание уже отсылает к мифическим темам, которые любит Акрам Хан. На сцене танцовщики словно хтонические чудовища выкатываются и выползают на сцену в полумрачном пространстве (внутреннего мира), озаряемого золотистым светом. Начинается изгнание собственных демонов, танцовщики сотрясаются как во время сеанса экзорцизма, завывает ветер и появляется андрогин, дуальное существо (девушка и юноша в одной большой черной кринолиновой юбке), извивающееся. Оно движется в сторону выстроившихся в ряд танцовщиков, и каждый из них в судорогах падает на пол. Демоны повержены.

 

Ксения Вист ( Xenia Wiest)– «Песочные часы» ( Die sanduhr)

 

Танцевала в Государственном балете Берлина, с 2011 ставит там свои работы. Для точки Ксения поставила философское размышление о течении жизни.

«С каждой секундой мы эволюционируем, трансформируемся и продолжаем создавать себя. Мгновенье спустя мы уже не те, что были раньше.»

Жизнь Мужчины от рождения и до смерти: родители – друзья — девушка. Сначала танцовщик Алексей Любимов наблюдает за дуэтом «его родителей», чинно-размеренным. Под пение Стинга (на музыку английского лютниста 16 века Джона Доуленда) залихватски танцует со своими двумя «друзьями». Потом появляется Она, нежный дуэт. А заканчивается все в итоге известно чем – последняя песчинка упала.

 

Соломон Беррио-Аллен (Solomon Berrio-Allen) —  «Жонглируй» (Juggle)

 

Хореограф из Великобритании, работает в компании Рассела Малифанта. В Копенгагене занял первое место на Международном фестивале хореографии, и сейчас работает над постановками для Датского танцевального театра и МАМТа.

«Мы часто держимся за вещи, которые не всегда служат нам. Иногда мы должны отпустить эти якоря, чтобы развиться. Что потеряно, то найдено».

Соломон исследует тему привязанности и избавления от нее. Неторопливая вязкость сна, где появляются дуалистические образы из дуэтов танцовщиков. И игральные карты как символ зависимости, игры, которые засовывают в рот танцовщику Евгению Поклитарю. В конце эти карты летят сверху на исполнителей.

 

Диша Чанг (Disha Zhang) – «Мы» (Us)

 

Окончила Пекинскую академию танца и присоединилась к Компании современного танца, но через год ее работу Beijing stories выбрала сама Пина для участия в Фестивале искусств в Вуппертале. С тех пор Диша работает как независимый хореограф и ее работы уже удостоены многих премий.

«Мы все еще можем катиться на велосипеде в сторону восходящего солнца. Пока жизнь продолжается, красота будет продолжаться»

«Мы» — это ироничная зарисовка будней обычных людей. Женщины бесконечно драят, чистят и готовят, в перерывах мечтая о чем-то большем и прекрасном – танцовщицы в домашней одежде без музыки совершенно синхронно выполняют зацикленные движения, трут руками пол, периодически отвлекаясь на свой маникюр. Все очень точно, так обычно и происходит, бытовая рутина превращается в танец. Мужчины сидят «в офисе», катаются на стульях и выкрикивают «в этом году» или «в этом месяце». Потом три пары встречаются, у каждой свои заморочки – ругаются, обнимаются, рожают в конце концов. Под непринужденную солнечную песенку Лизы Митчелл

 

Нина Кудякова