«Я ухожу в «Абсолютное белое». Интервью с хореографом Александром Шуйским

posted in: DANCING PEOPLE, STAGE | 0

30 октября на сцене пространства ИНТЕРЕСНО (бывш. NOL) пройдёт показ моноспектакля «Абсолютное белое» хореографа Александра Шуйского. Постановка вошла в лонг-лист «Золотой маски-2019» в категории «современный танец». Спектакль о страхах и очищении от них, о возвращении человека к состоянию «чистого листа», каким он был в момент рождения. Александр Шуйский рассказал редакции Dozado о своём танцевальном опыте, о тех, кто повлиял на него в становлении как танцовщика и постановщика современного танца, и о многослойности спектакля, который зрители увидят уже совсем скоро.

Мы давно следим за вашим творчеством. Но расскажите, с чего всё начиналось, как вы попали в танцевальное искусство. Когда, где и почему начали заниматься танцем?

Так сразу и не вспомнить, как было с самого начала. Наверное, как и у многих: в детстве мама отдала на бальные танцы, мне тогда исполнилось 4 года. Потом был спорт, после него Детский театр Ералаш, в котором я также получил танцевальный опыт, а позже занялся джаз-модерном. Вообще, я думал пойти в актёры, но в 14 лет меня взяли в мюзикл «Праздник непослушания», и вот тогда я подумал — у танцовщиков больше ресурсов для выражения.

В итоге поступил в Московский областной колледж искусств на хореографическое отделение, народный танец, которым до этого никогда не занимался. Отучился три года. Это был прекрасный опыт, хотя он так и остался в этих стенах, больше народным танцем я нигде и никогда не занимался. Как говорят, балет помогает вырабатывать красоту, а народный танец помог мне выработать силу. После я поступил в Московский университет культуры и искусств, и отучившись всего полгода на очном отделении, пошёл на кастинг в театр «Балет Москва» в современную труппу.

“В ожидании Годо”

Меня взяли, и я перевелся на заочное отделение. С тех пор проработал в театре 11 лет. Моё становление как танцовщика полностью происходило там. Процентов 80, что я получил и узнал о современном танце, было благодаря театру. Сейчас пришло время идти дальше. Как исполнитель я отдал всё, что мог, был двукратным лауреатом премии Золотая Маска за спектакль «Кафе идиот» и «Все пути ведут на север». Пора уступить место тем, кто помоложе. А мне пришло время начать делиться своими собственными высказываниями, не быть только инструментом для других хореографов. Я остался как приглашенный артист в спектакле «Все пути идут на Север». Преподаю в школе современного танца “ЦЕХ” и в GOGOL SCHOOL.

“Смерть и девушка”

За 11 лет вы проработали с очень многими хореографами, русскими и европейскими. Какие хореографы, с которыми вы работали, больше всего повлияли на вас?

Иван Перес, Александр Андрияшкин, Карин Понтьес.

Иван Перес дал возможность увидеть, как работают в Европе с молодыми хореографами. Это был замечательный горизонтальный процесс, где он делился с нами своими мыслями и впечатлениями, а мы, пропуская их через себя, создавали телесные высказывания.

Александр Андрияшкин вёл у нас классы в труппе. В спектакле «За скобками» я впервые попробовал себя в стенд-апе. И это был первый опыт, когда хореограф предложил нам разговаривать на сцене.

Карин Понтьес попросила меня не танцевать, и это был шаг в сторону физического театра, с которым я хотел бы дальше работать.

“Абсолютное белое”

На своём сайте вы заявляете физический театр как основополагающий для вас жанр. Почему вы выбрали именно его?

Он максимально междисциплинарный, я считаю, там больше всего возможностей, чем в других направлениях. Это прекрасная точка сборки для танца, драмы, музыки и чего угодно ещё.

На чьи имена физического театра вы ориентируетесь?

Liquid Theatre в России, Ultima Vez, DV8, компания «Майский жук» Джеймса Тьерре. Наверное, есть ещё много замечательных имён, с которыми я пока не знаком.

“Абсолютное белое”

30 октября будет показ вашей постановки «Абсолютное белое». Почему вы выбрали для неё тему страха?

В какой-то момент мне стало интересно исследовать состояние людей с различными фобиями. Или, например, что происходит в голове у человека с телесной дисфункцией. Как-то раз я ехал на эскалаторе, и передо мной оказался человек с телесным изъяном. Я заглянул в его глаза, и по ним было видно, что физическая проблема не влияет на его мозговую деятельность, взгляд светлый, чистый. Я стал наблюдать дальше, как он смотрит на остальных людей, у которых всё хорошо. Не знаю, возможно, это уже моя рефлексия, но в тот момент я увидел его внутренние переживания и много потом думал о том, как перенести эти чувства в язык тела.

Я вспомнил образы героев из книги Стивена Кинга «Ловец снов», переразбирающих внутри себя память по полочкам. Взяв за основу для спектакля систему новелл, я поместил в них несколько смысловых пластов. Первый пласт – это различные фобии человека, с которыми ему всё труднее и труднее становится существовать в мире. Следующий пласт – информация, которая отпечатывается в течении жизни в сознании человека, как на белом листе, и постепенно подавляет его. Проявляется много чёрного цвета. Чтобы излечиться, убрать эту черноту, нужно слой за слоем снимать накопившиеся вопросы и проблемы, разрешать их в самом себе. А вот дальше мы уже заходим в область веры: если человек не очистится, с ним не случится перерождения.

“Абсолютное белое”

«Абсолютное белое» — это, как если бы представить, что за один день человек прожил тысячу жизней, которые копотью облепили его тело и с ощущением уставшего «бога» он, обтирая себя, снимает их слой за слоем.

А какую роль в постановке играет музыка? Какого звучания вы добивались в постановке, чтобы раскрыть тему страхов и внутренних терзаний человека. Возможно что-то готическое?

В своих работах я никогда не беру готовый музыкальный материал, только в качестве референса. В этой постановке для финала референсом является песня знаменитой группы «Наутилус Помпилиус» «Абсолютное белое». Мне кажется, если её послушать, становится понятно, что происходит с персонажем постановки.


***

«На каждом чистом листе,

Найдешь при желании много

Никем не написанных слов,

И это все будет моим»

Nautilus Pompilius, альбом «Атлантида»


Я знаком с прекрасной музыкальной группой Outside the box lab, это мои друзья, с которыми мы уже три года в сотворчестве создаём спектакли. Им я рассказываю о своём видении, они пишут музыку. Вместе мы её обсуждаем, и так создаётся новое музыкальное полотно.

“Абсолютное белое”

Относительно звучания, у нас не было задачи следовать конкретным жанрам: грязный шум и атмосфера в начале, гитарное соло в духе 70-х и электронный бит в середине, блюзовый трип в конце. Как сказал, Георгий (Георгий Чиковани, один из композиторов спектакля, примечание ред.), дело тут не только в мелодиях и гармониях, но ещё и в мультижанровости и контрасте сцен. В сочетании с исполнителем, сценическим светом и дыханием зала (да простит нас сейчас Роспотребнадзор) — ты словно спускаешься в глубокое подземелье души. А там очень жарко.

Да, мы знаем, что у вас в команде есть художник по свету Татьяна Мишина. Как вы работали вместе?

Я считаю, что на сцене должно быть минимум декораций и максимальное присутствие света, звука и тела человека. Свет — это один из главных моих помощников. Для этой постановки не существует прописанной программы по свету, художник всякий раз выстраивает его в процессе действия. В этом смысле спектакль никогда не повторяется. Во время действия я могу начать двигаться в своей партитуре совсем в другом направлении, художник это видит и реагирует. То есть это диалог. А если считать музыку, уже трио. Да, это всегда трио.

“Цикл волны”

Некоторые утверждают, что современная философия стала сильно переплетаться с психологией или той же нейрофизикой. Что для вас современная философия?

Философия – это рассуждение, встреча субъективного с субъективным. Это про субъективность ощущений и как ты их выражаешь здесь и сейчас.

Один индийский философ XX века (Свами Праджнянпад) тоже размышлял о страхе. Было бы интересно, чтобы вы ответили с ним на одни и те же вопросы. Попробуете?

Давайте!

Какова причина страха?

Я думаю, в инстинкте самозащиты, в продолжении рода. Страх – это инструмент для самозащиты, который иногда ломается.

Ответ индийского философа: «Недоверие к себе в глубине самого себя».

Какова природа страха?

В природе животного заложено, что боязнь и страх — не такой уж не нужный инстинкт. У человека немного иначе. Высшая точка искусства самообороны — это не когда ты можешь защититься, а когда ты можешь избежать причину.

Ответ индийского философа: «Страх – отрицательное влечение, негативное желание. Когда вы чего-то желаете, но в то же время хотите это подавить, появляется страх».

“Цикл волны”

И, наконец, как освободиться от страха?

Надо не избавляться, а принять этот страх и начинать с ним диалог. Не каждый может сделать это сам, например, он идёт к психотерапевту.

Ответ индийского философа: «Вы будете свободны от страха, если освободитесь от ненависти. Если вы хотите убить, то не можете не чувствовать, что вас тоже убьют».

Как вы собираетесь дальше работать с мультижанровостью? Какие виды искусств хотите свести вместе в своих следующих постановках?

В декабре будет премьера дуэтного спектакля с актрисой и танцовщицей. В нём мы будем работать с текстом, соединять его с движением. Для меня это новый опыт. И первый опыт работы с драматургом – Михаилом Дегтяревым. Мы познакомились в процессе работы над спектаклем «Занос» Юрия Квятковского в театре Практика.

Спасибо, мы будем очень ждать премьеры! А всех наших читателей приглашаем на спектакль «Абсолютное белое», 30 октября, в 20.00 в пространство ИНТЕРЕСНО.

Билеты приобретайте на сайте спектакля.