«Анданте» в ЦИМе

размещено в: STAGE, Без рубрики | 0

«Анданте» — спектакль режиссера и художника Федора Павлова-Андреевича, который он поставил в ЦИМе по одноименой пьесе своей матери — Людмилы Петрушевской. Сценографию и костюмы в спектакле делала Катя Бочавар, по хореографии консультировали режиссера Дина Хусейн и Аня Гарафеева.

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Людмила Петрушевская написала свою пьесу в 1975 году, после чего «Анданте» ставили всего несколько раз. Пьесу запрещали, не печатали, и наконец разрешили в 80х. Самая известная постановка пьесы Романа Виктюка «Квартира Коломбины» (1985).

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

«Анданте» обозначено режиссером как спектакль в жанре «драмтанец» (т.е. синтез современного танца и постдраматического театра). В нем нет музыки, декораций и реквизита — только четыре актера в телесного цвета трико, грибообразные наросты на костюмах (будто на теле) троих из них и в тон к ним крафтовая бумага.

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Текст пьесы в спектакле дан почти полностью, верезано немного из начала, где говорится о «шмотках» — дефицит того времени, привозимый из заграницы. Создатели спектакля хотели сделать его вневременным, без привязки к определенной эпохе и месту, оставив только абсурдность ситуации и трансцендентность  чудо-таблеток.

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Текст не всегда проговаривается, он иногда пропевается, мычится, тараторится или растягивается. Из акцентов на интонации, дыхания и повторения фраз строится ритм, «музыка» спектакля, под которую ( или вопреки) выстраиваются движения актеров. Они в основном тяжело вышагивают по сцене разными способами, не всегда удобными, иногда комичными, и вся драматургия спектакля складывается из контрапункта не-диалогов с не-танцем. Все трое персонажей с наростами (кроме четвертой Ау)движениями обыгрывают свои непривлекательные наросты (оставляющие впечатление чего-то растительно-болезненного) , и также нелепо (каждый на свой лад) тянут слова. Ау пытается подражать троим персонажам( Юля, Май и Бульди), которые напоминают то ли племя, то ли общину с индийским налетом ( позы Шивы, танец тысячи рук, мычание Ом).

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Свет постояно переключается, в своем собственном ритме, высвечивая героев с разных сторон, и добавляя динамики действию и акцентируя «наросты».

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Абсурд пьесы доведен до абсолюта гротеском и аритмией слов, света и движения. Визуальная часть явно доминирует над остальными, которые ей скорее проигрывают. Оба художника (Павлов-Андреевич и Бочавар) появляются на сцене в конце, обрезав сверху бумагу, которая медленно  падает на пол, а актеры ее активно комкают в гигантскую хинкалину. Логичное завершение прекрасной бредовости.

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

анданте, цим, людмила петрушевская, катя бочавар, dozado

Текст: Нина Кудякова

Фото: Катя Князева ( Kate Lock )

Оставить ответ