SWING!

Привет всем танцующим и читающим! В мае я провела мастер-классы и прочитала лекцию в Москве, и сейчас, чуть более трех месяцев спустя,  я снова здесь с новостями из американского мира мюзиклов. На этот раз мне повезло участвовать в создании оригинальной версии мюзикла SWING!, бродвейского хита 1999-2001 годов в театре в Ланкастере, штат Пенсильвания. Здесь я уже чувствую себя как дома – ровно год назад в течение двух месяцев я выступала тут с  мюзиклом «Пиппин».

 

 

Премьера  шоу SWING! состоялась на Бродвее в 1999 году, и уже в 2000 оно получило несколько номинаций на премии Tony, Drama Desk Award и Theatre World Award, в том числе как «лучший мюзикл» и за «лучшую хореографию». Концепт мюзикла нетипичен для Бродвея – как и шоу FOSSE (тоже 1999 год на Бродвее) это мюзикл-ревью, состоящий из танцевальных и музыкальных номеров-секций, без диалогов и сцен. Миссией SWING! было возрождение и празднование американской культуры 1930-1940х годов – музыки, танца и настроения, которые люди той эпохи пронесли с момента окончания Великой депрессии через Вторую мировую войну.

39 композиций составляют «тело» мюзикла – большинство из них включают в себя хореографию, некоторые исполняются только певцами или только бэндом, который находится непосредственно на сцене, а не в оркестровой яме. Среди этих композиций – хиты Бенни Гудмана, Дюка Эллингтона, Артура Хамильтона и других гигантов джазовой музыки середины XX века. В бродвейской труппе было 7 пар танцовщиков, каждая из которых представляла определенный стиль (West Coast Swing, Lindy Hop, All American, Latin, Western Swing, Sexy, Comic Couples) и 4 вокалиста – две женщины и двое мужчин. Действие мюзикла происходит в эпицентре клубной жизни Гарлема той эпохи – клубе Savoy – первой танцплощадке, где не было дискриминации по расовому признаку.

Наша версия SWING! задумывалась как более ностальгическая, чем бродвейская – в основном это выражается в дизайне сцены и костюмах, а также в более яркой драматургии, истории каждой пары (у нас всего 6 пар). Наша хореограф и режиссер (с которой я, кстати, уже работала в мюзикле Chicago во Флориде) создала целый ретро-мир на сцене. В течение первого акта мы движемся от Великой депрессии к началу Второй мировой, второй акт – это музыка и стилистика послевоенной эпохи.

В качестве хореографического «basic» были выбраны основы Линди-Хопа – танца-прародителя Свинга, Рок-н-Ролла, Джайва и других типичных американских форм социального (парного) танца. Линди-хоп вообще изначально был афро-американской адаптацией белого Чарльстона, однако, благодаря толерантности танцевального сообщества 1930-х, расовый состав танцовщиков в Savoy и других танцплощадках США был весьма разнообразным. Впоследствии свинг-сообщество вообще стало преимущественно белым – на эту тему и вообще для более глубокого погружения в танцевальную историю очень рекомендую документальный фильм “Alive and Kicking”.

“Семейное древо” американского социального танца

На базе основных шагов Линди-Хопа, джайва и театрального джаза было создано большинство номеров нашей оригинальной версии SWING! Отдельным пунктом в процессе репетиций стали свинговые поддержки, прыжки и прочие трюки – каждая пара пробовала на себе разное, что получалось практически сразу – оставляли, что не получалось – уносилось «на газон», для проб без страха разбиться. Для меня, как для бальницы в отставке, работа в паре – “личный сорт героина”, а вот поддержки и трюки стали  настоящим челленджем.

Всего за 8 дней репетиций мы не только поставили больше 30 номеров (включая групповые, индивидуальные парные, номера певцов и мое соло Harlem Nocturne), но и хорошенько притерлись друг к другу. Один из моих партнеров (а их всего два, моя история включает в себя любовный треугольник) уже работал бродвейскую версию шоу на круизном лайнере, второй же, степист, имел меньше опыта работы в паре. Я в парном танце еще с бальных времен привыкла к традиционной роли «ведомого», «follow» в свинговой терминологии, так что моя работа с менее опытным партнером была полна нюансов.

“Throw That Girl Around”
“Throw That Girl Around” – пара, представляющая латиноамериканские танцы
“Bill’s Bounce”
“Savoy”

Дизайнерская презентация (прогон шоу в репетиционном пространстве для продюсеров, художника по свету, художника по костюмам, и специалиста по звуку), два дня технических репетиций на сцене, два превью и премьера – и вот наша танцевальная вечеринка в Savoy залита светом разноцветных прожекторов; ретро-костюмы, прически, даже лексика, которой мы пользуемся (как и на любой танцевальной вечеринке, мы свободно общаемся на сцене, благо в этом шоу на танцовщиках нет микрофонов) – все работает как машина времени.

В одном из моих любимых групповых номеров под «In the Mood» и «Don’t Sit Under the Apple Tree» на всех парнях – военная форма, девушки – в платьях моды Второй Мировой, и мы танцуем последний танец перед закрытием клуба. Кто-то уйдет на фронт, кто-то останется ждать.. Магия театра делает этот сюжет реальностью на несколько минут, что бэнд играет бессмертную музыку.

“G.I. Jive”: the Andrews Sisters

Второй акт шоу – моя основная нагрузка. Там и соло с контрабасистом Harlem Nocturne (а он перемещается с подиума, на котором играет бэнд, на центр сцены), и мой драматический дуэт с чужим партнером – Blues in the Night, под мощный джазовый вокал одной из наших певиц. Вообще, каждый раз, когда мне приходится работать над новым шоу, я нахожу «лучшее, что мне довелось танцевать в своей жизни». Этот блюз – то самое, любимое, не натанцеваться.

В сопровождении бэнда из 8 музыкантов и живого вокала каждое шоу номер раскрывался под новым углом. Особенно было интересно работать не со счетом, а с таймингом певицы, поскольку хореография была поставлена на лирику. В свинговом сообществе slow swing and blues – отдельная категория танца, отдельная секция на танцевальных турнирах, и после завершения этого контракта я точно пойду на блюзовую практику в какой-нибудь клуб социальных танцев в Нью-Йорке. Влюбилась просто. Выложить нашу версию не могу, так что вот, пусть здесь будет бродвейская.

Harlem Nocturne: последняя нота – моя!

“Blues in the Night”

Финал шоу – «Sing, Sing, Sing», пожалуй, наиболее часто используемая на Бродвее композиция. Не буду оригинальной, если скажу, что под эту музыку невозможно не танцевать или хотя бы пританцовывать. Бэнд, танцовщики, вокалисты – в нашей версии все буквально светятся (спасибо золотистым костюмам) в лучах славы этого шедевра (ну, правда ведь же!) джазовой культуры.

Финал

SWING! не так популярен сейчас в Америке как, к примеру, CHICAGO или MAMMA MIA! На мой взгляд, совершенно напрасно. Тем более пока еще живы люди, для которых музыка и танцы той эпохи – объект непосредственной ностальгии. В нашем театре зрители заполняют короткие анкеты при покупке билетов – кто-то из них в день шоу празднует свой 90-ый день рождения, недавно была женщина, которой исполнялось 98! В такие моменты мне наша миссия видится ярче…

“I’ll be Seeing You”